Л.Ф. Бондаренко
г. Горно-Алтайск

ПРОБЛЕМА СУЩНОСТИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ
В ТРУДАХ А. ХОМЯКОВА

Постижение сущности русской православной духовной культуры и ее специфики - проблема особенно актуальная для философов славянофильского направления. Славянофильство стало первой формой русского культурного консерватизма. В середине XIX века в Москве группа европейски образованных интеллектуалов (А. Хомяков, И. Киреевский, К. Аксаков, Ю. Самарин и др.) ощутили угрозу самому бытию России, которая таилась в ускорявшемся процессе "расцерковления" общественного сознания. Мыслители объединились, чтобы дать ответы на вопросы о русском предназначении, путях дальнейшего развития российской государственности, ее внутренней и внешней жизни. Не удовлетворившись плодами западноевропейского просвещения, славянофилы обратились к изучению русской истории, к вероучению Православной Церкви. По мнению И. Киреевского, все, что препятствует полному развитию православия - препятствует развитию русского народа. Основой самобытности России и русской культуры славянофилы считали православие, которое, будучи прямым продолжателем традиции византийской патристики, в большей степени, чем католицизм и протестантизм, сохранило чистоту вероучения. Славянофилы в целом не отрицали западную цивилизацию, а считали ее родственной русской цивилизации. И в той и в другой имеется один корень - христианство. Однако Запад, по мнению славянофилов, отошел от подлинного христианства, абсолютизируя рационализм. Поэтому в своих культурфилософских построениях мыслители большое значение придавали изучению сущности русской православной духовной культуры, ее особенностей и задач. Главным в осмыслении поставленных проблем было стремление к целостности и единству, поиск преодоления всех форм разрозненности и разделенности.

Видное место в раскрытии идей русской православной духовной культуры принадлежит А. Хомякову. А. Хомяков был одним из уникальных основателей этой оригинальной интеллектуальной традиции. Он внес решающий вклад в разработку славянофильского учения, его богословских и философских оснований. С темой постижения феномена сущности русской православной духовной культуры у А. Хомякова - особое сродство. Это - его тема. Уникальность А. Хомякова и вся значительность его культурфилософских построений состояла в том, что он один из первых внес в русскую жизнь тему, которая и доныне является одной из центральных тем русских исканий, - о возврате культуры к Церкви, о построении церковного мировоззрения - о православной культуре.

Актуализация идеи православной культуры в XIX веке была вызвана тем, что разрыв с церковным мировоззрением, начавшийся во второй половине XVII века и достигший в XVIII веке своего полного выражения, привел русское общество к расколу по культурному признаку. Специфичность культурного развития России определялась наложением, по крайней мере, трех различных типов культуры. Во-первых, традиционной православной, в формах и категориях которой проживало и мыслило себя подавляющее большинство населения. Во-вторых, светской, характеризующейся гуманистически-эстетической и религиозно-масонской направленностью. И, наконец, просветительской, имевшей сферу влияния исключительно на интеллектуальную верхушку общества. Если раньше общество было единым в традиционном миропонимании, отличалось цельностью своего нравственного состава, то преобразования XVIII века несли нравственное раздвоение и вели к расколу в обществе.

Однако, несмотря на яркое и победное развитие духа секуляризации (обмирщения), уже в том же XVIII веке мы видим возврат к традиционному религиозному миропониманию среди светских людей. В XIX веке многие русские писатели и философы (Н. Гоголь, А. Пушкин, Ф. Достоевский, К. Аксаков, И. Киреевский и др.) все настойчивее выдвигают идею возврата к церковному мировоззрению. Наконец, в творчестве А. Хомякова идея православной культуры, идея Церкви получает такое глубокое, основополагающее значение, что самый смысл нашего бытия уже не может быть раскрыт вне идеи Церкви.

Все это позволило К. Бесстужеву-Рюмину поставить имя А. Хомякова рядом с именами А. Пушкина и М. Ломоносова, а современному исследователю творчества философа Н. Зернову объявить А. Хомякова интеллектуальным пророком русской культуры.

В трактате "Церковь одна" (Опыт катехизического изложения учения о церкви) А. Хомяков описывает ее реальность через опыт жизни в ней. В этой работе он сознательно не дает логического определения церкви, а показывает ее духовную жизнь через таинства, обряды и исповедание веры. Исповеданием веры в православной духовной традиции является "Никео-Константинопольский Символ веры". Основные положения Символа веры содержат в себе особую истину, которая есть Дух Святой. Важно то, что истина дается не отдельному человеку, а апостольской церкви. В "Опыте катехизического изложения учения о церкви" в соответствии с Символом веры церковь называется единою, святою, соборною, апостольскою, потому что она "принадлежит всему миру, а не какой-либо местности, потому что ею святится все человечество и вся земля, а не один какой-нибудь народ или она страна, потому что ею святится все человечество и вся земля: потому что ее сущность в согласии духа и жизни всех ее членов, по всей земле признающих ее, потому что, наконец, в Писании и учении апостольском содержится вся полнота ее веры, ее упования и ее любви" [5, 6]. Ссылаясь на Священное Писание, философ писал, что Бог есть любовь, и Церковь есть Откровение Святого Духа, даруемое взаимной любви христиан.

В церкви А. Хомяков видел "полноту истины" и "источник того света, который освещает и все тварное бытие" [1, 201]. Главное в понятии церкви заключено в "факте духовной жизни". Вокруг этого понятия развивается вся культурфилософская концепция А. Хомякова. Церковь, по его мнению, можно познать только изнутри, через "опыт жизни в ней".

Главным признаком "жизни в церкви" является участие в обязательных церковных обрядах, именно в религиозном культе воспитываются "чувства сердца", проявляющиеся в преданности христианским истинам. Центром религиозной жизни выступает литургия, которая выражает всю полноту учения и православного духа. По мнению А. Хомякова, только тот понимает церковь, кто понимает литургию. Причем культ не может быть заменен "теоретическим изучением веры", так как только в обрядах формируется способность к "богообщению". Для А. Хомякова выработка постоянной привычки к "внешнему обряду православия" есть необходимое условие нравственной и бытийной ориентации человека в мире.

Особая роль в православном богослужении принадлежит семи культовым обрядам, выделяемым как таинства: крещение, евхаристия (причащение), рукоположение (священство), миропомазание, елеосвящение (соборование), брак (обручение и венчание), покаяние (исповедь). Эти семь таинств составляют, по мнению А. Хомякова, основу как религиозных, так и культурных ценностей. В отличие от других религиозных обрядов, таинства являются богоучрежденными, они непосредственно установлены Богом и учреждены Христом. В результате совершения таинств верующий человек может получить божественную силу и милость.

Рассматривая более подробно некоторые из них, мыслитель замечает, что обряд крещения в Русской Православной Церкви считается одним из главных таинств, исполнение которого обязательно для верующего, поскольку в соответствии с символом веры "исповедуя единокрещение во оставлении грехов". Именно совершение таинства крещения в недрах Православной Церкви дает право считать крещеного человека - православным. Только принявший крещение может пользоваться другими таинствами.

Особое место в православном культе занимает таинство причащения, или святой евхаристии, поскольку символизирует через вкушение хлеба и вина приобщение к Богу Иисусу Христу. Православный катехизис устанавливает, что к таинству причащения верующие должны приступать, по крайней мере, один раз в год, предварительно приготовив себя к этому постом, покаянием и исповеданием своих грехов. А. Хомяков указывает, что в соответствии с учением Церкви без таинства покаяния "не может очиститься дух человеческий от рабства греха и греховной гордости" [5, 15]."О таинстве миропомазания учит Церковь, что в нем передаются дары Духа Святого, утверждающего его веру..." [5, 15]. Брак также признается в качестве одного из семи таинств, что свидетельствует об огромном значении брака и семьи в жизни человека. В православном чине венчания и обручения подчеркивается два момента. С одной стороны, брак подается как великая радость, как земной осколок небесного рая. С другой - христианский брак есть подвиг самоотверженной любви, без которой нет воскресения и вечной жизни. Таким образом, А. Хомяков, как, впрочем, и все русские религиозные мыслители, провозглашает в качестве этического идеала "обоженную мистерию пола", где телесное и духовное взаимно проникают друг в друга, подчиняясь не самим себе, а абсолютным и вечным началам бытия. В более же строгом смысле брак понимается мыслителем как "благодать Божия, благословляющая преемственность поколений во временном существовании рода человеческого и святое соединение мужа и жены для образования семьи" [5, 15].

Чрезвычайно важно заметить, что существенным "фактом духовной жизни" является молитва. Для А. Хомякова молитва - не словесный обряд, а выражение любви. "Молитва истинная, - утверждает философ, - есть истинная любовь" [5, 21]. В молитве каждый молится за всех и просит за всех, как за себя.

Итак, опыт "жизни в церкви", основанный на участии в обязательных церковных обрядах, является необходимым условием подлинного творчества человека и существования культуры. Обряд виделся философу гарантией единства народа и культуры, достигнутого не под давлением государственного пресса или же исключительно в силу расовой и языковой общности, а вполне естественно и свободно. Таким образом, А. Хомяков стал первым из образованных русских людей XIX века, понявшим всю важность обряда, освящающего повседневную жизнь.

Еще одним фундаментальным понятием, раскрывающим духовные основы церкви, является соборность. Соборность есть учение об истиной жизни в лоне церкви и о русском пути спасения. А. Хомяков впервые определил это понятие как категорию русской философии. Она получила у мыслителя статус учения и стала важнейшей методологической установкой при анализе духовной сущности церкви и русской православной культуры в целом.

Содержательно понятие соборность А. Хомяков разъяснил применительно к сущности православной церкви в письме, адресованному редактору французского журнала "L`Union Chretienne". В этом письме мыслитель апеллирует к авторитету родоначальников славянской письменности и древнерусской философской мысли Кириллу и Мефодию, которые объясняли соборность как "идею собрания, не обязательно соединенного в каком либо месте, но существующего потенциально без внешнего соединения. Это единство во множестве" [4, 242].

Развивая эту идею в своем творчестве, А. Хомяков определил соборность как свободное единство людей в церкви. Сочетать эти два трудносоединимых принципа - свободу и единство - может только православная церковь. В этом смысле она противоположна как католической, так и протестантской церквам. По мысли философа, в католицизме существует единство без свободы, точнее, ложное единство в виде папизма. Для того, чтобы обосновать введение новых догматов в Символ веры, Римско-католическая церковь вынуждена была приписать епископу Рима абсолютную непогрешимость. Власть папы сделалась предельным основанием веры. Католицизм обесценивает личное начало, утрачивая индивидуальный характер церковной жизни, в нем "думают о таком единстве церкви, при котором не остается следов свободы христианина" [3, 112].

Рациональный аспект католицизма вызвал своеобразную реакцию - протест и способствовал появлению протестантизма. Главным объектом критики со стороны протестантов становится католическое понимание единства. Справедливо отвергая власть папы, подавляющую индивидуальную религиозность, реформаторы христианства впали в другую крайность, выдвигая на первый план внутреннее проявление религиозных чувств. Протестантизм, как отмечал А. Хомяков, "держится такой свободой, при которой совершенно исчезает единство церкви" [3, 112]. Индивидуализация христианства ведет к отрицанию догмата как живого предания. Вместо авторитета папы у протестантов появляется авторитет разума. И в том и другом случае нарушается принцип соборности как "единства во множестве" и абсолютизируется одна из его составляющих: либо свобода, либо единство. Согласно А. Хомякову, это связано с тем, что западная церковь подменила внутренний авторитет истины внешним авторитетом иерархии (когда самовольно, без согласия с Востоком изменила Символ веры), что "привело к рационализму, то есть торжеству автономного разума" [1, 230]. Православие же, по мнению философа, сохранило чистоту христианского вероучения. Православный Восток исповедует Никео-Костантинопольский Символ веры, из которого церковь "ничего исключить и к которому ничего прибавить не позволяет" [5, 10]. И потому только в православии принцип соборности - хотя он и не осуществлен в нем во всей полноте - осознан как высшая Божественная основа церкви. Кроме того, в России сохранился материальный аналог соборности - община: древний славянский институт, обладающий силой морального единения людей и предохраняющий их от эгоизма.

Таким образом, данное выше определение соборности как "единство во множестве" А. Хомяков разрабатывал в соответствии с учением о соборной природе православной церкви.

Для восточного христианства сама церковь не есть "множество лиц в их личной отдельности". Церковное единение предполагает качественные характеристики и не может ограничиться количественными параметрами. Важнейшей чертой качественной стороны жизни церковной общины выступает благодать (свойство и сила Божия), дарованная откровением Бога. Главная мысль А. Хомякова в том, что благодать не дана каждому в отдельности, раз и навсегда дана обществу верующих, то есть церкви в акте сошествия Святого Духа на апостолов в День Пятидесятницы. Именно от этого дня, считает мыслитель, человек субъективный становится человеком соборным, поскольку включается не просто во множественность, а приобщается к "единству благодати". И потому "не в том сила, что раздельное множество собирается в единство, не в простом сложении или сопряжении человеческих возможностей. Сила от Духа Божия" [2, 276]. Только от "благодати животворящего Духа" образуется нравственное и духовное единство, без которого развитие культуры невозможно.

Таким образом, соборность для русского философа не совпадает с "бескачественным многообразием" и с "коллективизмом". Соборность в понимании А. Хомякова - это "вообще не есть человеческая, но Божественная характеристика Цервки" [2, 277]. Церковь, по мысли А. Хомякова, не просто коллектив как собирательное существо, а целостная духовная реальность, в которой действует Дух Святой. Именно "благодатная и сверхимперическая природа Церкви составляет суть Соборного единства" [6, 23]. Поэтому все члены церкви не внешне, а органически связаны с Богом и друг с другом. В этом плане соборность противостоит "личной отдельности", "духовному эгоизму" и индивидуализму. Индивидуализм разрушает человеческую солидарность и рассматривает человека как отдельного "я", предельного носителя индивидуального сознания. Такое понимание человека ведет к формированию жизненной позиции, когда каждый сам по себе, каждый сам за себя. А это, по мысли А. Хомякова есть совершенное бессилие и внутренний непримиримый разлад отдельной личности. Подобная установка разрушает нравственность и не допускает ничего истинно общего, она препятствует раскрытию духовного потенциала как человека, так и культуры в целом.

Итак, ни индивидуализм, ни коллективизм не могут создать, по мнению А. Хомякова, условий для духовного развития культуры. Для преодоления негативных тенденций культура должна строиться на принципах соборности, как благодатном "единстве во множестве". Выше уже отмечалось, что "единство во множестве" находит свое наиболее полное абсолютное выражение в Святом Духе, который незримо присутствует и действует в церкви. Однако, следует отметить, что Божия благодать не спасает человека вопреки его воли и не является основой развития культуры. Здесь нужно, чтобы человеческая воля сотрудничала с Божией благодатью. Как говорили Святые Отцы Церкви, Бог употребляет все средства к спасению человека, кроме тех, которые нарушают его свободу. Следуя духовной православной традиции, А. Хомяков отмечает, что "всякое верование... есть акт свободы" [5, 43]. "Даже на земле, - пишет мыслитель, - Церковь... живет не под законом рабства, но под законом свободы" [5, 16]. Утверждая свободу и отвергая принуждение как путь к единству, философ ищет более действенную силу сплочения. Такой силой, по его мнению, может стать только любовь. В "Опыте катехизического учения о Церкви" и брошюре "Несколько слов православного христианина о западных вероисповеданиях" А. Хомяков отмечал любовь как желаемую и достижимую через церковь доминанту человеческого общества. Любовь понимается им как основа целостности не только православной культуры, но и бытия в целом. Любовь выражается в проникновении Божественной благодати во все субстанции тварного мира, с одной стороны, и постоянной устремленности всего мира к Творцу - с другой. Целостная устойчивость предполагает взаимодействие между составляющими мира посредством той же силы, именуемой любовью. Философ замечает, что "выше всего любовь и единение..." [5, 21]. Любовь характеризуется мыслителем и как сущностное явление, обеспечивающее за людьми познание безусловной Истины, то есть Бога.

Таким образом, соборность имеет, по мысли А. Хомякова, особый смысл: Церковь соборна не потому, что распространила свое влияние на весь мир; она собрала всех воедино и единая во всех через свободное согласие и любовь. Только такое единство благодатно и может принести человеку пользу и спасение. Главная мысль философа в том, что благодать не дана каждому в отдельности, а раз и навсегда дана обществу верующих, то есть Церкви, в акте сошествия Святого Духа на апостолов в день Пятидесятницы. Именно потому сила не в том, что раздельное множество собирается в единстве, сила единства во Христе и Святом Духе. Поэтому Церковь "как единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений" есть, согласно А. Хомякову, основа внутренней всецелостности и духовности русской православной духовной культуры.

Завершая рассмотрение культурфилософских построений А. Хомякова, можно сказать, что изложенные им взгляды на природу и роль Церкви составляют ценнейшую часть его трудов. Этой темы он касался во многих работах, но наиболее полно она раскрылась в трактате "Церковь Одна". Следует заметить, что экклезиология мыслителя органично связана с его культурфилософскими исследованиями, его видение Церкви было неотделимо от знания природы русской православной культуры. Согласно А. Хомякову, Церковь есть ее фундаментальная основа и смысловое ядро. В Церкви человек может найти себя и достичь гармонии с Творцом и с тварным миром - ибо только в Церкви его душа, ум и воля очищаются и возрождаются, все существо его преображается под действием Святого Духа, который незримо присутствует и действует в ней как благодатном и сверхэмпирическом организме.


  1. Зеньковский В.В. История русской философии. В 4 т. Т. 1. Ч. 1. - Л., 1991.
  2. Флоровский Г. Пути русского богословия. - Киев, 1991.
  3. Хомяков А.С. Несколько слов православного христианина о западных вероисповеданиях // Полн. cобр. cоч. в 10 т. Т. 2. - М., 1900.
  4. Хомяков А.С. Письмо к редактору журнала "L`Union Chretienne" // Соч. в 2 т. Т. 2. - М., 1994.
  5. Хомяков А.С. Церковь Одна // Соч. в 2 т. Т. 2. - М., 1994.
  6. Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии. - СПб., 1994.