И.В. Удалова
г. Новосибирск

ТРУДОВАЯ ЗАНЯТОСТЬ КАК ФАКТОР НАПРЯЖЕННОСТИ В МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В НАЦИОНАЛЬНО-СМЕШАННЫХ ПОСЕЛЕНИЯХ
ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА *

В местах традиционного проживания и природопользования малочисленных народов Севера проблема трудовой занятости является, пожалуй, в настоящее время наиболее актуальной. Сокращение производства и рост безработицы привели к падению уровня жизни населения и являются в настоящее время одним из основных факторов социальной напряженности, которая при дефиците рабочих мест обостряет и межэтнические отношения. Об этом, в частности, свидетельствуют и результаты социологических исследований, осуществляемых в Ханты-Мансийском округе на протяжении 90-х годов под руководством проф. В.В. Мархинина (при участии автора), а также данные последнего социологического опроса, проведенного в 2000 году в национально-смешанных поселениях Сургутского и Нефтеюганского районов, которые легли в основу данной публикации.

Прежде всего, следует отметить, что в целом состояние межэтнических отношений в национально-смешанных поселениях Сургутского и Нефтеюганского районов (как и в других ранее нами обследованных районах округа) сохраняется стабильным, без напряженности. Так считают 66% представителей северных этносов и 70% русских. Однако каждый шестой хант и каждый четвертый русский отмечают, что небольшая межнациональная напряженность все-таки имеется (так считают 17% хантов и 22% русских).

И только 4% представителей народов Севера и 2% русских считают, что напряженность в межнациональных отношениях значительна. В чем же причины наличия, хотя и небольшой, тем не менее существующей, напряженности в межэтнических отношениях?

Анализ ответов на вопрос о том, чем вызывается межэтническая напряженность в поселке, показывает, что многие респонденты, независимо от национальности, назвали факторы, так или иначе связанные с работой. В общей совокупности факторов, отрицательно влияющих на межэтнические отношения, удельный вес таких факторов несколько выше у народов Севера, чем у русских (соответственно 60% и 52%).

Сокращение объемов производства и закрытие ряда предприятий (особенно в традиционных отраслях) привело к значительному росту безработицы. Так, по состоянию на 1 января 2000 г. было обеспечено работой 58% трудоспособного коренного населения (55% - сельского и 70% - городского), уровень безработицы, по оценке авторов "Проекта программы устойчивого социально-экономического развития малочисленных народов Севера ХМАО на период 2001-2002 гг.", составляет 35% экономически активного населения (4,7 тыс. чел.), на учете по службе занятости состоит только 1,7 тыс. человек, получает пособие по безработице - 1,5 тыс. человек [1, 91]. То есть две трети безработных аборигенов не имеют даже минимальной поддержки в виде пособия по безработице. Среди русского населения доля безработных почти такая же, как у народов Севера. Поэтому, не случайно, проблемы трудовой занятости являются для жителей национально-смешанных поселений самыми острыми и служат основным источником социальной и межэтнической напряженности.

По мнению народов Севера, основными факторами межэтнической напряженности, связанными с трудовой занятостью, являются факторы, так или иначе несущие в себе угрозу сокращения возможностей ведения традиционного хозяйствования, среди них: вытеснение пришлым населением коренного из традиционных промыслов (так считает 38% опрошенных аборигенов), ухудшение экологической ситуации (17%), разногласия по поводу владения родовыми угодьями (14%), отрицательные последствия деятельности нефтяников (7%). Еще 10% аборигенов считают, что существует практика распределения руководящих постов по национальному признаку, и это также отрицательно влияет на межэтнические отношения.

Русские же основными факторами межэтнической напряженности, связанными с трудовой деятельностью, в равной степени считают два таких фактора: разногласия между людьми разных национальностей по вопросу о родовых угодьях и ухудшение экологической ситуации (по 33%). Далее идут такие факторы, как "отрицательные последствия деятельности нефтяников" и "вытеснения пришлым населением коренного из традиционных промыслов" (по 17%).

Фактор "вытеснение пришлым населением коренного из традиционных промыслов" является, по мнению народов Севера, главным среди "трудовых" факторов, отрицательно сказывающихся на межэтнических отношениях. Необходимо учитывать, что число рабочих мест, подходящих и привлекательных для большинства народов Севера, весьма ограничено, особенно для мужчин. Поэтому аборигены так остро переживают факт сокращения их занятости в традиционных отраслях, которое происходит как вследствие закрытия многих промысловых предприятий, так и усилившейся конкуренции за оставшиеся или же за вновь создаваемые рабочие места на предприятиях традиционного комплекса хозяйствования.

Однако можно ли утверждать, что подобное сокращение доли аборигенов в промысловом хозяйстве произошло именно из-за их вытеснения из традиционных отраслей русским населением? Результаты исследования говорят о том, что вследствие ликвидации многих промысловых предприятий стали безработными в равной мере как народы Севера, так и русские.

И, тем не менее, именно для северных этносов сокращение занятости в традиционных отраслях является наиболее опасным (и переживается наиболее остро), так как несет в себе угрозу существованию этноса.

Работа в традиционных отраслях хозяйствования по-прежнему остается для народов Севера наиболее привлекательной сферой приложения труда. Так считают две трети опрошенных аборигенов (62%). Фактически же доля занятых в традиционном хозяйстве (включая работающих только на своих родовых угодьях) составляет лишь 42% аборигенов. То есть реализовать свое желание заниматься традиционным трудом могут только две трети представителей северных этносов. Однако у русских доля лиц, имеющих возможность реализовать свое желание заниматься промысловой деятельностью, еще меньше (соответственно, 38% и 20%).

Беспокойства из-за сокращения для части населения возможностей вести традиционное хозяйствование проявляется также и в обострении разногласий по поводу распределения родовых угодий. Борьба за родовые угодья особенно обострилась после того, как предприятия нефтедобычи и геологоразведки стали заключать с владельцами родовых угодий экономические соглашения, предоставляющие возможность получения денежных и иных материальных компенсаций за право проведения промышленных разработок на их территории. Это обстоятельство привело к тому, что число желающих иметь родовые угодья резко возросло. Теперь подавляющее большинство населения этнически смешанных поселений, независимо от национальности, ранее не имевшее родовых угодий (их около половины - 42%), хотело бы их получить (86% из числа не имеющих угодий).

В настоящее время среди желающих иметь угодья есть не только представители северных этносов, но и русские старожилы (бывшие профессиональные охотники, всю жизнь занимавшиеся промыслом на этих территориях), и новые русские (и не русские), так называемое пришлое население.

Вопрос о порядке распределения родовых угодий с каждым годом обостряется. Растет число недовольных среди русского населения. За 5 лет (с 1996 по 2000 годы) доля русских, считающих, что разногласия между людьми разных национальностей по вопросу о родовых угодьях является источником межэтнической напряженности, возросла в 5 раз (с 6,5% в 1996 г. - Сургутский район, до 33 % в 2000 г. - Сургутский и Нефтеюганский районы). Несмотря на то, что родовые угодья не смогли стать товарными предприятиями, владение ими позволяет улучшить благосостояние за счет сдачи их в аренду и других компенсационных выплат.

Обострение конфликтов на почве владения родовыми угодьями явилось следствием изначально не отрегулированных отношений между этнотрадиционным хозяйством и нефтегазовым комплексом. Теперь в эти отношения оказалось вовлеченным почти все население национально-смешанных поселений. Проблема распределения родовых угодий требует своего разрешения. Естественно, что родовые угодья должны прежде всех иметь лица, непосредственно проживающие и работающие на угодьях. Однако на деле это далеко не так, что, естественно, и является источником социальной и межэтнической напряженности.

Следующие два фактора межэтнической напряженности напрямую связаны с деятельностью нефтедобывающих, геологических и лесозаготовительных предприятий. Известно, что традиционные формы природопользования северных этносов требуют значительных территорий. Только большие пространства позволяют вести традиционную хозяйственную деятельность без ущерба ресурсному потенциалу. Под действием расширения нефтедобычи происходит ухудшение экологической ситуации. На это все больше и больше обращают внимание как представители северных этносов, так и русское население, считая это обстоятельство одним из факторов социальной и межэтнической напряженности. Причем доля русских, придерживающихся такого мнения, вдвое больше, чем у аборигенов (33% и 17%). Видимо, русские чувствуют за собой ответственность и часть косвенной вины за то, что экологическая ситуация в местах проживания и традиционного природопользования год от года ухудшается.

Большинство представителей северных этносов не связывает между собой отрицательные последствия деятельности нефтяников и геологоразведчиков с межэтническими отношениями. Лишь небольшая часть аборигенов (7%) указала на деятельность нефтегазодобывающего комплекса как на источник подобных конфликтов. Опять же русские усматривают в этой деятельности источник межэтнической напряженности в 2,5 раза чаще, чем аборигены.

Одной из болезненных проблем в межэтнических отношениях для аборигенов является проблема распределения руководящих постов по национальному признаку. (Русские же вообще не считают, что подобная практика имеется). Дело в том, что при создании новых предприятий, в основе которых лежат традиционные виды труда северных этносов, руководителями, как правило, назначаются русские. Естественно, что предприятия, относящиеся к традиционному комплексу хозяйствования, должны возглавляться аборигенами. Однако среди аборигенов пока не хватает специалистов, имеющих опыт работы в новых экономических условиях, владеющих новыми технологиями обработки сырья, хранения и транспортировки продукции, применение которых делает предприятие рентабельным и конкурентоспособным.

Необходимо срочно принять меры по преодолению трудностей в подготовке специалистов для традиционного хозяйства, выделив необходимые средства на обучение и переобучение аборигенов. Кроме того, наличие широкого круга специалистов для работы в разных областях (управления, экологии, менеджмента, экономики, права и т.п.), создало бы условия для выдвижения аборигенов на руководящие должности разных уровней без ущерба для дела. Потенциал для этого имеется. Однако, в настоящее время контроль за выдвижением на руководящие должности (особенно в традиционных отраслях хозяйствования) все же должен быть. Иначе может случиться, что наиболее рентабельные предприятия могут стать собственностью заезжих бизнесменов.

Итак, результаты социологического исследования свидетельствуют о наличии несбалансированности этнических интересов на рынке труда, которая отрицательно влияет на межэтнические отношения, а порой доходит в отношениях со вновь прибывшими и до острых конфликтов. Чаще всего межэтническая напряженность провоцируется несовершенством законодательной базы.

Для ликвидации межэтнической напряженности, связанной с трудовой деятельностью, на наш взгляд, прежде всего необходимо реализовать ряд мер, направленных на возрождение промыслового хозяйства Севера с учетом новых требований к технологии производства, организации труда и сбыта готовой продукции. На этих предприятиях необходимо закрепить за народами Севера право приоритетного, первоочередного трудоустройства, создать постоянно действующую систему подготовки и переподготовки кадров для работы в традиционном хозяйстве по самому широкому кругу профессий.

Основные формы поддержки народов Севера должны быть направлены на укрепление самодостаточности этноса. Главной основой самостоятельности и самодостаточности северных этносов должно стать их традиционное промысловое хозяйство. Именно оно сейчас испытывает наибольшие разрушительные воздействия и нуждается в помощи. Поэтому для народов Севера проблемы, угрожающие сохранению традиционных промыслов (откуда бы они не исходили), воспринимаются как главный источник социальных конфликтов и межэтнической напряженности.


* Работа выполнена в рамках Интеграционного проекта СО РАН N 20 "Этнокультурное взаимодействие народов Евразии".


  1. Проект программы устойчивого социально-экономического развития малочисленных народов Севера Ханты-Мансийского автономного округа на период 2001-2010 годы. - Ханты-Мансийск, 2000.