В.Н. Турченко
г. Новосибирск

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ГОРНО-АЛТАЙСКОГО СЕЛА

В начале 30-х гг. А.Уайтхед заметил: глупость умных людей с ясной головой и узким кругозором породила много катастроф. Сегодня эти слова звучат чрезвычайно актуально. Именно ограниченность кругозора, нежелание выходить за узкие рамки своей науки и специальности мешают многим нашим ученым осознать фундаментальный факт: титульная нация России, пока составляющая более 80% населения, деградирует и физически исчезает.

С 1992 года впервые в истории нашей страны в мирное время смертность стала все более превышать рождаемость (почти на миллион ежегодно). В результате происходит быстрое старение населения. Если с 1991 года его общая численность сократилась (с учетом компенсации за счет притоков беженцев) на 3%, то численность детей уменьшилась на 20%, то есть сокращалась в 7 раз быстрее. Неслучайно в президентском послании 2001 года демографическая проблема была названа самой критической для нации. Именно перед русским народом, рождаемость среди которого в 4,5 раза ниже, чем у других этносов страны, встал с предельной остротой вопрос: быть или не быть? Если сложившиеся демографические тенденции сохранятся, то к 2025 г. титульная нация государства, сократившись вдвое, может оказаться в меньшинстве, а к 2095 году составит лишь 4.700 тыс. человек. Причем, не деградировавшие физически и духовно люди будут среди них встречаться также редко, как сегодня годные в космонавты.

Еще в 1940 г. рождаемость в РСФСР была значительно выше, чем в Грузинской, Азербайджанской и Таджикской ССР, и примерно такой же, как в среднеазиатских республиках в целом. Однако в 1990 г. при общей тенденции уменьшения рождаемости в России она стала на четверть ниже, чем в Грузии, в 2-2,5 раза ниже, чем в Азербайджане, Киргизии, Уэбекистане и в 3 раза - чем в Таджикистане (единственной из республик Советского Союза, в которой показатель рождаемости на 1000 тысячу населения не сократился с 1940 г., а вырос 30,6 до 37,0). По-видимому, возникновение существенных различий в демографическом поведении населения этих регионов было вызвано не только особенностями национально-религиозных традиций, но и тем, что РСФСР значительную часть своего ВНП и наиболее квалифицированных кадров отдавала на развитие других республик. Численность русских в СССР с 1959 г. по 1989 г. росла почти в 3 раза медленнее, чем казахов и узбеков, в 2,3 раза, чем азербайджанцев, аварцев и чеченцев, и в 1,5 раза, чем башкир и алтайцев [5, 6].

Резкое снижение рождаемости среди русского этноса после 1991 года, связанное с катастрофической депопуляцией, вызвано, прежде всего, социально-экономическими и политическими потрясениями "рыночных" реформ. Большие различия между желаемым (в идеале), фактическим и реально планируемым количеством детей именно в русских семьях вызваны, в основном, отсутствием у родителей элементарно необходимых материальных условий. Так, 75% бывшего общенародного капитала присвоили евреи, 20% - другие неславянские "теневики", и лишь 5% - лица славянского происхождения [2].

Вместе с тем, не последнюю роль в снижении рождаемости играет массированная пропаганда "демократическими" СМИ культа разврата, примитивного "секса" вместо любви и ценностей семейной жизни. Щедро финансируемые западными фондами программы так называемого "планирования семьи" в школах преследуют стратегическую цель морального разложения и вырождения подрастающего поколения.

Посмотрим, как "рыночные" реформы отразились на Республике Алтай... Поголовье крупного рогатого скота по сравнению с 1990 г. сократилось на 70%, овец - на 95%. Увеличение в 2,5 раза мараловодства не влияет существенно на объем ВНП. Работник республики в среднем производит продукта в 2,5 раза меньше, чем работник Алтайского края. По уровню среднемесячного душевого дохода Республика Алтай занимает среди субъектов Российской Федерации последнее или одно из последних мест. В сельских ее районах (Усть-Коксинском и Улаганском, выбранных для социологических обследований) экономическое положения 90% населения ниже общероссийского уровня бедности. Безработица достигает там 25% [6].

Однако демографическая ситуация, в частности по уровню рождаемости в этих районах, как ни парадоксально, в 1,5 раза выше общероссийской. Надо заметить, в российской деревне, в том числе по Сибири в целом, демографическая ситуация хуже, чем в городах. Если в Новосибирской области на 100 семей приходится только 70 детей, то в сельских районах Республики Алтай - более 120 [6]. Средний возраст населения по Сибирскому региону в целом в 2000 г. был равен 37,5 лет, а в Республике Алтай - 32,4 года.

Причем, русские по размерам семьи, показателям рождаемости, вопреки гипотезе, не отличаются от алтайцев. В обследованных сельских районах уровень образования алтайского населения (подавляющее большинство которого еще в 30-е годы было неграмотно) в результате политики советской власти по подготовке национальных кадров, оказался к концу века в общем выше, чем у русского населения. Более 95% опрошенных селян считают ситуацию в сфере межнациональных отношений вполне нормальной, стабильной. Ни один из потенциальных мигрантов не назвал межнациональную напряженность в качестве причины желания переменить место жительства. Следовательно, положительная демографическая ситуация в сельской местности Республики Алтай обусловлена не этническими, а какими-то другими факторами.

Почему экстремально неблагоприятная экономическая ситуация в горно-алтайских селах не отразилась столь негативно на демографической ситуации и сфере межнациональных отношений, как во многих других регионах страны, находящихся в гораздо лучшем экономическом положении? Ответ можно найти на основе анализа результатов социологических исследований [6], в сочетании с ретроспективным анализом событий в нашей стране двух прошлых десятилетий.

Как известно, национальные конфликты в СССР стали разгораться именно по мере того, как в национальных республиках стала развиваться и набирать силу "теневая", по сути спекулятивно-буржуазная, мафиозная экономика, которая уже к концу 80-х гг. контролировала около 70% розничного товарооборота, то есть именно ту часть экономики, которая непосредственно связана с удовлетворением насущных потребностей населения. Следовательно, к этому времени советская экономика, строго говоря, была уже не социалистической, а смешанной, и именно такая экономика, а не социалистическая, потерпела крах. Для подпольной буржуазии, частично легализованной уже горбачевскими "кооперативными" реформами, организация острого дефицита товаров массового спроса по всей стране, а следовательно, и возбуждение массового недовольства существующей властью, было довольно простым делом.

В ответ на робкие попытки Москвы приструнить национальную подпольную буржуазию и мафиозную бюрократию, "теневеки" в союзе с прогнившей местной партийно-советской номенклатурой и уголовным миром, развернули под знаменем национализма настоящую войну против социализма, советской власти и "русского империализма". Они нашли полное взаимопонимание и самую активную поддержку в лице не менее гнилой московской бюрократии и просионистской интеллигенции, а также со стороны западных спецслужб. Трагические события в Алма-Ате, Фергане, в Тбилиси, Баку, армяно-азербайджанская война в Карабахе, чеченская война - все это звенья цепи единой политики горбачевского, а затем и ельцинского Кремля. Будучи официальным представителем последнего, А. Вольский, выступая по ЦТ, открыто называл войну в Чечне "коммерческой, заказной".

Итак, социально-экономическая [1] и демографическая [3] катастрофы, возникновение межнациональных конфликтов и войн - прямое следствие буржуазно-мафиозной, антинациональной контрреволюции, совершившейся в нашей стране в конце 80 - начале 90-х годов. По данным социологов уже более четверти российского населения относится к классу буржуазии, но к крупной - лишь 1,3%. Если же рассмотреть более конкретно, то окажется, что основная масса так называемых "буржуев" - это просто мелкие спекулянты: от уличных торговцев, "челноков" до собственников киосков, как грибы выросших по всей стране, многие из которых уже давно заброшены. Подавляющее большинство из этой социальной группы с готовностью бы обрело надежное положение советских рабочих, инженеров, учителей, которое они занимали до контрреволюционного переворота 90-х годов.

Русские предприниматели в целом неизмеримо слабее еврейских как в финансовом отношении, так и в плане контроля СМИ. Однако они гораздо теснее связаны с основной массой наемных работников, и именно в этом отношении заключается их главное преимущество и сила. Святая обязанность патриотической интеллигенции помочь им осознать органическую взаимосвязь личного и общенационального благополучия, историческую ответственность за судьбы своей страны, за будущее своего подрастающего поколения, которого может просто не быть.

Жители обследованных сел Республики Алтай, несмотря на крайне низкий уровень денежных доходов (около половины работоспособных вообще не имеют постоянного денежного дохода), несмотря на высокий уровень безработицы, в общем не бедствуют. Социологи выявили парадокс: чем больше членов семьи работают, тем ниже эти доходы на одного члена семьи. Более того, хотя большинство опрошенных считают (вероятно, по инерции советского времени) именно работу на предприятии, в учреждении основным средством существования, но фактически эта работа в большинстве случаев настолько низко оплачивается, что не является основным источником материального обеспечения.

Около 90% обследованных имеют огород, садят картошку, более 85% держат коров, более 70% - птицу, свыше 50% - птицу. Больше чем в половине домохозяйств есть лошади, причем у некоторых не по одной (до 15 голов). Примерно 95% произведенных продуктов потребляется в своей семье. Следовательно, личное хозяйство, по инерции именуемое подсобным, фактически является для большинства жителей основным средством существования, а значит, сельское хозяйство стало натуральным [4].

По большому счету с экономической точки зрения - это регресс, однако в создавшихся условиях натуральное хозяйство стало единственно возможным путем спасения и выживания людей села. Более того, именно оно позволяет обеспечивать материальную основу более эффективного, чем в других регионах воспроизводства населения, причем в равной мере как для русского, так и алтайского этносов. Семья в современной российской деревне, если не разложена "зеленым змием", обычно представляет более здоровую нравственную основу для воспитания детей, чем в большинстве городских семей, не говоря уже об уличных компаниях или даже о многих неформальных группах в учебных заведениях.

Горно-Алтайское село пока не дает простора для сколько-нибудь значительного развития рыночных отношений и буржуазии. А, следовательно, нет экономической основы ни для утверждения рыночной морали со всеми ее негативными атрибутами, ни для возникновения межнациональных конфликтов. Богатство и великолепие природы Горного Алтая могут быть мощнейшим фактором эстетического, нравственного и экологического воспитания в руках умных педагогов и родителей.

Отсюда не следует вывода о перспективности натурального хозяйства для этого региона. Однако распространение на него рыночного беспредела, характерного для современной России, принесет людям гораздо больше вреда, чем пользы. Поэтому встает вопрос о необходимости скорейшей комплексной разработки оптимальной модели хозяйственного и этно-социального развития сельских районов Горного Алтая, позволяющая максимально использовать демографические преимущества, положительный опыт коллективного труда на основе кооперации, и опыт многовекового братского сотрудничества русского и алтайского этносов, который пока не разрушен штормом рыночной стихии, бушующей на просторах нашей многострадальной страны.


  1. Вальтух К.К. Стратегия возрождения. Проблемы преодоления катастрофы 1990-1995 годов в российской экономике. ИЭ и ОПП СО РАН. - Новосибирск, 1996.
  2. Данилов В., Мочалова И. Арийская империя. Гибель и возрождение. - М., 1998.
  3. Казначеев В.П. и др. Проблемы "сфинкса ХХI века". Выживание населения России. - Новосибирск,: Наука, 2000.
  4. Население мира. Демографический справочник. - М.: Мысль, 1989.
  5. Народное хозяйство СССР в 1990 г. - М., 1991.
  6. Нечипоренко О.В., Вольский А.Н. Социальная ситуация в сельских районах Республики Алтай. ИФиПр СО РАН. - Новосибирск, 2000.