Т.А. Трипольская
г. Новосибирск

ОЦЕНОЧНЫЕ СТРАТЕГИИ В СМИ

Основной целью дискурса в СМИ является, как известно, передача информации, а одной из основных проблем, обсуждаемых сегодня, - соотношение фактуальной и оценочной составляющих в этой сфере коммуникации.

Информационное поле СМИ - это категория аксиологическая, она связана с понятием информационной нормы, которая проявляется, в частности, в том, что основу теле-, радио- и газетной информации составляют сообщения обо всех (в идеале) фактах, событиях и их комментарии или оценки. Очевидно, что оценка как коммуникативный акт играет существенную роль в СМИ, часто смещая объективность изложения, подменяя собой комментарий и логическую аргументацию, точнее, будучи рассчитанной на эмоционально-оценочное восприятие адресатом, сама приобретает характер аргументов (или лжеаргументов). Из сказанного следует, что оценка в информационном поле СМИ является сильнейшим средством воздействия на ценностную картину социума, а также средством манипуляции читательским мнением. Так, например, "известной уловкой, позволяющей побеждать противника в споре, является "готтентотская мораль": одни и те же поступки "своих" и "чужих" меряются разными мерками" [3, 259].

Поскольку прямая оценка - весьма опасное средство воздействия (объект оценки может расценить ее как оскорбление и соответственно на нее отреагировать), в практике коммуникации СМИ отдается предпочтение косвенным речевым актам, таким, например, как чужая оценка.

Под чужой оценкой (ЧО) понимается оценочное высказывание субъекта (S'), которое впоследствии воспроизводится вновь другим субъектом (S''), являвшимся в первом речевом акте адресатом или адресатом-объектом оценки. ЧО играют существенную роль в эмотивно-оценочной деятельности говорящих.

Как замечает М.М. Бахтин, "в бытовой речи всякого социально живущего человека в среднем не менее половины всех произносимых им слов - чужие слова (осознанно чужие), передаваемые со всеми степенями точности и беспристрастия (точнее - пристрастия). Можно прямо сказать: говорят в быту больше всего о том, что говорят другие - передают, вспоминают, взвешивают, обсуждают чужие слова, мнения, утверждения, сведения, возмущаются ими, соглашаются с ними, ссылаются на них и т.д." [1].

Феномен чужой оценки органично связан с широким кругом проблем, решаемых репрезентологией, прагматикой (имеется в виду система интенций говорящего субъекта, реализуемых с помощью чужих оценок), психологией (понятие референтной группы, принципы усвоения ценностных ориентиров социума, специфика манипулятивных стратегий) и проблемами интерпретационной лингвистики, которая исследует способы языковой интерпретации чужого эмотивно-оценочного высказывания, критерии отбора эмотивно-оценочного слова, типы языковых личностей по отношению к указанному речевому поступку (характеристика субъекта высказывания-чужой оценки и субъекта оценки).

В настоящем докладе представлены результаты исследования структуры интенций, реализуемых говорящими путем репродуцирования чужих оценок.

В структуре эмотивно-оценочного дискурса в языке СМИ чужая оценка взаимодействует с другими видами аксиологической деятельности говорящих. Взаимосвязанные элементы эмотивно-оценочного дискурса соотносятся с разными коммуникативными потребностями человека, демонстрируя коммуникативно-прагматические черты говорящего.

Интенциональный комплекс чужой оценки включает следующие наиболее частотные компоненты:

1. Осмысление и репродуцирование ЧО способствует самоопределению человека в реальном мире, предоставляет возможность соотнести свою ценностную парадигму с парадигмой социума, сопоставляя, противопоставляя или принимая существующие аксиологические образцы и их эмоциональную интерпретацию. С этой тоски зрения ЧО могут быть охарактеризованы как а) принадлежащие социуму, б) авторитарные, т.е. принадлежащие авторитетному для говорящего лицу, в) принадлежащие субъекту, который уже скомпрометирован в глазах личности или общества. Говорящий использует ЧО для подтверждения, или опровержения, или обсуждения чьих-либо мнений и суждений.

2. Чужая оценка является одной из коммуникативных стратегий выражения самооценки говорящего субъекта. В первую очередь это касается положительной самооценки (самопохвалы), предъявление которой не приветствуется языковым коллективом (язык отражает негативное отношение говорящих к указанному речевому действию: хвастаться, хвалиться, бравировать, задаваться, бахвалиться; не надувайся - лопнешь; не подымай носу - споткнешься и др.) С помощью ЧО - ссылки на чужое объективное мнение - говорящий нейтрализует негативные моменты, связанные с самопохвалой, и реализует свои коммуникативные интенции. Выражая отрицательную эмотивно-оценочную информацию с помощью чужой оценки, говорящий как бы снимает с себя ответственность за нарушение максим коммуникации.

3. Чужая оценка служит средством характеризации субъекта оценки. В аксиологической сфере говорящий максимально полно раскрывается как личность с самых разных сторон. В эмотивно-оценочный дискурсе выявляется специфика его индивидуальной эмотивно-оценочной картины мира, особенности организации оценочной шкалы (место на шкале оценки "центра тяжести" - той зоны значений, которая чаще всего востребуется личностью; склонность к "черно-белым" оценкам или обращение ко всему многообразию эмотивно-оценочных смыслов, предоставляемых языком); категоричность / некатегоричность в квалификативной деятельности; самостоятельность / несамостоятельность в формировании ценностных ориентиров; особенности взаимодействия эмоциональной и оценочной деятельности и др. В силу этого эмотивно-оценочный дискурс демонстрирует различные языковые и психологические качества личности и может быть репродуцирован коммуникантами с целью специфической "портретной зарисовки" субъекта оценки.

4. Чужая оценка является средством воздействия, в том числе и манипулятивного, на адресата. Будучи, как правило, "авторитарными словами", ЧО воздействуют, во-первых, на ценностную картину мира собеседника, включая и формирование аксиологических образцов у детей, во-вторых, на его поведение, в-третьих, на его эмоциональное состояние: ЧО может использоваться в качестве "катализатора" определенных эмоций. Указанные выше особенности ЧО делают ее сильным манипулятивным средством, когда психологическое воздействие на адресата или третье лицо приводит к "возбуждению у человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями" [2].

Если говорить о способах языкового воплощения чужой оценки [4], то в СМИ преобладает цитация. Это легко объяснить законами публичной речи, установленным авторством, а также содержанием информационной нормы. Вернее, речь идет о так называемой квазицитации, которая характеризуется не столько изменением фактуальной или эмотивно-оценочной информации, сколько искусственным удалением контекста, в котором оценка могла звучать иначе.

Практически все выявленные интенциональные типы чужой оценки "востребованы" в языке СМИ. Преобладающими же являются интенции 1) создания особого (чаще негативного) имиджа хозяина цитируемой оценки и 2) воздействия (нередко манипулятивного) на ценностную парадигму адресата. Чужая оценка первого типа является элементом более общей коммуникативной стратегии СМИ - создания контекстов самодискредитации оппонентов. Стратегия цитирования фрагментов дискурса, демонстрирующих позицию человека, может способствовать созданию и положительного имиджа говорящего, однако в реальной коммуникация преобладают контексты, представляющие человека в негативном свете. В оценке, как уже говорилось выше, личность всесторонне проявляет себя, поэтому воспроизведение чужой оценки - наиболее короткий и эффективный путь характеризации субъекта аксиологической деятельности. Ср.:

Г. Зюганов: "Американцы теперь повсюду. Они в Кремле уже давно сидят". Комментарий АиФ: Видно, совсем плохи ваши дела, Геннадий Андреевич. Вы же путаете американцев с ленинградцами; В. Шандыбин: Меня от рекламы тошнит, когда по десять раз на дню по всем каналам показывают пиво". Комментарий АиФ: Раз уж на ТВ запрещена реклама самогона, можно хотя бы ролики про пиво показывать в одном блоке с рекламой воблы. Чтобы Василия Ивановича перестало тошнить.(N 46, 2001 г.)

Колонка АиФ "Жизнеспособность политических субъектов", во-первых, не исчерпывается лишь воспроизведением чужих оценок, но содержит и контексты самодискредитации иных типов (неудачные, неграмотные, двусмысленные высказывания, которые делают субъекта по меньшей мере смешным: "В. Черномырдин: Переговорный процесс - это вообще процесс такой... непредсказуемый"), во-вторых включает, кроме собственно цитаты, комментарий, цель которого выявить, подчеркнуть, гиперболизировать все возможные характеристики личности, воплощенные в акте оценки. Следует отметить, что и без комментария приведенные оценочные высказывания часто характеризуют хозяина оценки не лучшим образом: В. Чуб, свежепереизбранный губернатор: "У меня оглушительное доверие населения" (N 47, 2001 г.)

Автор самооценки нарушил негласные правила успешной коммуникации: не хвали себя (это ведет к нарушению коммуникативного равновесия; психологи рассматривают хвастовство как один из видов лжи), не преувеличивай, не злоупотребляй эмотивными оценками, которые являются наиболее субъективными и др.

Таким образом, являясь составным элементом эмотивно-оценочного дискурса СМИ и взаимодействуя с другими его составляющими, чужая оценка как особый тип эмотивно-оценочного освоения действительности отличается сложной интенциональной структурой, включающей широкий круг интенций, реализуемых человеком в коммуникации.


  1. Бахтин М.М. Человек в мире слов. - М., 1995.
  2. Доценко Е.Л. Психология манипуляции. - М., 1996.
  3. Культура русской речи / Под ред. Граудиной Л.К. и Ширяева Е.Н. - М., 1999.
  4. Трипольская Т.А. Языковая интерпретация чужой оценки // Говорящий и слушающий: Языковая личность, текст, проблемы обучения. - СПб., 2001.