Ю.С. Рудакова
г. Горно-Алтайск

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОНИМАНИЯ В ПРОЦЕССАХ КОММУНИКАЦИИ

Актуальность вопроса об эффективности процессов понимания сегодня обусловлено усложнением социальной жизни и, как следствие, увеличением объемов и изменением характера информации, проблемами межкультурной коммуникации. Дж.В. Бёртон считает, что "под эффективной коммуникацией понимается намеренная передача информации, а также получение и интерпретация ее точно в том виде, в котором предполагалась ее передача при последующем использовании информации в первоначальном виде и ее участие в формировании и изменении ценностей, интересов и целей" [2, 219].

При интенсивном развитии духовной жизни взаимодействуют тексты, относящиеся к различным сферам культуры. Вступают в контакт культуры, которые ранее были обособлены и вследствие этого обладают различными смысловыми полями. В целом проблема понимания стоит тем острее, чем больше различие между смысловыми структурами текстов разных участников процесса коммуникации. В реальной жизни понимание как толкование, интерпретация, перевод и просто понимание другого человека оказываются средством для достижения ближайших целей культурного наследования и обмена.

Следует отметить, что "социальная коммуникация не может рассматриваться как передача знаний, убеждений и т.п., а всегда как взаимодействие сторон, преследующих определенные (часто различные) цели" [3, 132]. В общении как в коммуникативном процессе идет активный информационный обмен. Люди не просто "обмениваются" значениями, но стремятся выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Содержательный анализ информации важен для коммуникационной деятельности людей. Такой анализ предполагает выявление тех намерений, которые пытаются реализовать, с одной стороны, коммуникатор, а, с другой, реципиент.

Для того, чтобы состоялась социальная коммуникация, коммуникатор должен опредметить, овеществить свои смыслы, т.е. воплотить их в содержании коммуникационного сообщения. А реципиенту нужно распредметить, т.е. понять смысловое содержание сообщения и включить понятые смыслы в свою индивидуальную память. Именно реципиент определяет эффективность смысловой коммуникации. Как подчеркивает Г.Л. Тульчинский, "...понимание фактов реальности или языковых сообщений зависит от воспринимающего их субъекта. Преследуемые им цели, сложившиеся установки и ориентации существенно определяют контекст осмысления" [3, 133].

В данном случае нас интересует именно коммуникационное понимание, т.е. понимание сообщения.

Коммуникационное понимание может иметь три формы:

  1. реципиент получает новое для него знание; коммуникационное понимание сливается с познавательным и имеет место коммуникационное познание;
  2. реципиент, получивший сообщение, не постигает его глубинный смысл, ограничиваясь коммуникационным восприятием;
  3. реципиент запоминает, повторяет, переписывает отдельные слова и фразы, не понимая даже поверхностного смысла сообщения; тогда имеет место псевдокоммуникация: нет движения смыслов, а есть лишь движение материальной оболочки знаков.

Коммуникационное познание является творческим познавательным актом потому, что реципиент не только осознает поверхностный и глубинный смыслы сообщения, но и оценивает их с точки зрения этического долженствования и прагматической пользы.

При коммуникационном восприятии реципиент в состоянии поддерживать диалог с коммуникатором, не доходя до его глубинных мотивов и замыслов.

Псевдокоммуникация может быть причиной многих недоразумений и конфликтов.

Коммуникационная проблема понимания со времен античности изучается герменевтикой. Она ориентирована на процедуры толкования текстов и явлений культуры, на выявление общекультурных контекстов осмысления действительности человеком и специфики познания человеком человека, в том числе человека другой эпохи или другой культуры.

Задача герменевтики заключается в том, чтобы понять правила, используемые индивидами для выяснения значений, воплощенных в действиях, жестах, поступках и мыслях других людей. "Ее можно рассматривать как метод понимания действий других людей путем приписывания этим людям определенных мотивов, социальных значений, ценностных ориентаций" [5, 344]. Начиная с XIX века, герменевтика трактовалась как метод "вживания", "вчувствования" в духовную жизнь, в культуру прошлых эпох (Шлейермахер, Дильтей). В. Дильтеем был разработан универсальный метод герменевтической психологической интерпретации, абсолютизировавший переживание, "вчувствование" в иной духовный мир. "Согласно Дильтею, это - процедура, соответствующая заключению по аналогии. С ее помощью в силу родства духовной жизни людей возможно достичь взаимопонимания между ними" [3, 112]. С этого времени понимание - центральная категория герменевтики - рассматривалось как метод и цель филологии и исторических исследований и в целом "наук о культуре". С середины XX века понимание уже трактуется как универсальная познавательная способность и в более широком смысле - как способ бытия человека в мире. Гадамер считал, что понимание обусловлено историческим контекстом, который называется "пред-пониманием". Главное в нем "пред-рассудок", который отражает состояние общества и познающего, "понимающего" субъекта. В основе понимания лежит принцип герменевтического круга: целое следует понимать, исходя из частного, а частное - исходя из целого. Если процесс понимания переходит от целого к части и обратно к целому, то задача партнеров в диалоге состоит в расширении пространства понятого смысла.

"Умение оперировать "свернутой" информацией позволяет по некоторым отдельным фрагментам и частностям сразу восстанавливать подразумевавшийся смысл в целом" [3, 132]. Это возможно, если человек, обладающий знанием смыслового целого, либо настроенный именно на данный смысл легко реконструирует детали полученного сообщения. Таким образом, понимание фактов реальности или языковых сообщений зависит от воспринимающего субъекта, от преследуемых им целей, сложившихся установок и ориентаций, которые во многом определяют контекст осмысления.

Выделяются следующие подходы к анализу понимания сообщений в процессах языковой коммуникации: дедуктивный, индуктивный и информационно-целевой. При дедуктивном "на текст налагаются сконструированные категориальные структуры, определяющие выраженное в тексте содержание, в результате чего оно как бы проецируется на сообщение. Другой подход - индуктивный - строится непосредственно на анализе языковой структуры сообщения, ее систематизации и сопоставлении с соответствующей структурой адресата" [3, 135-136].

"И индуктивный и дедуктивный подходы толкуют понимание как приведение сознания участников коммуникации в адекватное состояние или даже как достижение тождественных состояний взаимодействующих систем" [3, 137].

Особый интерес, как отмечает Г.Л. Тульчинский, представляет метод информационно-целевого анализа текстов, разработанный Т.М. Дридзе. В результате данного анализа знаковые системы, используемые в коммуникации, предстают как системы определенных программ деятельности, образующие целостное единство. "Названный метод заключается в последовательном и систематическом разложении главной цели на задачи, задач - на формы и методы, а последних - на конкретные операции, выполнение которых и обеспечит, в конечном счете, достижение поставленной цели" [3, 140-141]. Это открывает практические возможности для повышения эффективности коммуникационных процессов. "Информационно-целевой анализ вполне может быть применен к семиотическому анализу личной и социальной культуры, общения и образа жизни, системы сознания определенной исторической эпохи" [3, 141].

Осуществление данного подхода к проблеме эффективности понимания в процессах коммуникации предполагает решение следующих задач: неоднородности понимания (его уровневого характера) и критериев выбора "ключа" понимания (системы интерпретации).

Как показывают исследования, аудитория СМК далеко не всегда адекватно воспринимает передаваемую для нее информацию, содержание понятий, терминов, которые при этом употребляются. Существуют ситуации псевдообщения, когда взаимопонимание и понимание вообще не обязательны и даже нежелательны. "...Становится ясно, что степень понимания, ... успешность коммуникации обусловлены не столько знаниями (тезаурусами) участников коммуникации, не столько их "общей памятью", сколько общей структурой открытого для них "поля значений", то есть их знанием об этой "общей памяти" и отношением к ней. Если такого знания нет, то сообщение должно содержать массу дополнительной и избыточной информации. Ведь оно рассчитано на "любого" адресата, а в этом случае необходимы подробные разъяснения, отсутствие намеков, сокращений, иносказаний и т.п." [3, 144]. Если же об "общей памяти" известно все, то для актуализации ее содержания достаточно намека. Именно таков характер интимной лексики близких людей, жаргона и т.п. Возможность различного восприятия и понимания свидетельствует о нескольких уровнях понимания. Например, Ю.М. Долгоруков выделяет следующие уровни понимания:

Лингвистический уровень понимания текста (устного или письменного) наиболее поверхностный. Текст рассматривается локально; восстанавливается его логическая целостность; выявляются незнакомые понятия.

Интерпретация текста связана с выделением тех характеристик текста, которые соответствуют целям интерпретатора и его смысловым структурам; строго индивидуальна (у каждого человека своя).

При модернизации содержания текст наделяется дополнительными признаками, продиктованными наличной ситуацией.

Постигнуть смысл содержания текста значит принять во внимание контекст, т.е. цели автора, мотивы, ситуацию, в которой этот текст создавался. "Мы не обнаруживаем готовый смысл как нечто объективное, от нас не зависящее, мы приписываем смысл содержанию" - подчеркивает Ю.М. Долгоруков [4, 36].

Высшее понимание смысла - осознание. Текст погружается в историко-культурный контекст воспринимающего его.

Понимание в межличностном общении (коммуникации) имеет свои особенности. В.У. Бабушкин говорит о том, что "учет основных параметров тех конкретных ситуаций, в которых протекает межличностное общение, позволил выделить ряд факторов, которые оказывают существенное влияние на понимание. ...Важно исследовать иерархические структуры неосознанных форм человеческой активности, в которых осуществляется смысловое восприятие как сложная перцептивно-мыслительно-мнемическая деятельность, переработка информации и выражение смыслового содержания в самых разнообразных формах, а не только в форме словесного языка" [1, 57].

Исходя из сказанного, можно отметить, что существенное влияние на понимание в процессах межличностного общения оказывают темп речи, интонирование, применение разнообразных жестов. "Особенности голоса (тембр, чистота, аспирация), те или иные интонации во взаимодействии с кинестетическими феноменами выражают не только настроение собеседника. Они позволяют достаточно точно судить о характере собеседника и в определенной мере о степени его искренности, что, безусловно, сильно влияет на смысловое восприятие его речи" [1, 57-58].

Успех понимания в межличностном общении в основном зависит не от произносимых слов, а от смыслового подтекста. Анализ смыслового подтекста высказывания может иметь множество смыслов, и только интонация помогает выявить его настоящий смысл. Интонация может мгновенно перечеркнуть слова соболезнования или поздравления. Это связано с тем, что исходящую вербальную информацию легче контролировать, чем невербальную. Этот подтекст чаще всего раскрывается не в словах, а в интонации, в психологических паузах и жестах.

Адекватному пониманию собеседника также способствует "телесный язык". Особенно ценны непроизвольные, проходящие жесты, которые выдают, раскрывают внутреннее состояние человека, несут основное смысловое содержание. Важность анализа языка жестов определяется тем, что он, непосредственно выражая как эмоциональное, так и духовное содержание человека, предшествует словесному высказыванию и в значительной степени предопределяет его смысл. Как правило, расшифровка невербального языка протекает бессознательно.

Оборотной стороной (противоположностью) понимания является непонимание. Понимание и непонимание, стремление понять или, наоборот, нежелание понять - обычные явления в нашей повседневной жизни и профессиональной деятельности. Ситуация "непонимания" является показателем нарушения процессов коммуникации в научно-познавательной деятельности, культуре. В рамках доминирующих в сознании традиционных стереотипов понимания смысловые конструкции не усваиваются или усваиваются с трудом. Ситуацию непонимания усугубляют коммуникационные барьеры, препятствующие движению смыслов. Коммуникационные барьеры делятся на технические, межъязыковые, социальные, психологические.

Технический барьер выступает в виде имеющих естественное происхождение шумов и умышленно создаваемых помех.

Межъязыковой барьер образуется при несоответствии языков, наречий, диалектов.

Социальный барьер возникает между людьми, говорящими на одном языке, но принадлежащим к различным социальным группам.

Психологический барьер складывается вследствие искажений в перцепции. Коммуникационные барьеры трудно устранимы.

Рассматривая процессы и механизм понимания в межличностной и межкультурной коммуникациях, необходимо отметить, что понимание не предполагает полное погружение в чужую нормативно-ценностную систему, как и не предполагает навязывание другой стороне своего комплекса отношений и взглядов. Понимание, осмысление есть результат диалога, взаимодействия. Понимая, мы приписываем свой собственный смысл происходящему. Смыслы, которые индивид приписывает объектам понимания, он черпает из своего внутреннего мира - мира индивидуального сознания, образующего основу понимания действительности, постижения и реконструкции смыслового содержания.

"Понимание как метод не сводится к простому воспроизведению наличного бытия, а помогает раскрыть его бесконечные смысловые глубины и перспективы. Это всегда сотворчество - оно активно, диалогично. Являясь не просто постижением данного смысла, понимание развивает смысловые возможности, которые существуют в рамках иной культуры, приобщает их к новому времени, к новому контексту, обогащает их новыми моментами, конструирует новые смыслы. В результате такого диалога всегда происходит приращение знания" [5, 279-280].

Таким образом, понимание - это единство процессов воспроизведения и порождения смыслов, опредмечивания и распредмечивания социально-культурной реальности в деятельности человека, благодаря чему возможны его осмысленное поведение и ориентация в истории, культуре, социальной жизни. Оно обусловлено не только психологическими способностями индивида, но и включенностью в различные коммуникативные системы человеческой жизнедеятельности. Оно развивается в процессе общения, ассимиляции культурно-исторического наследия, взаимодействия различных культур.


  1. Бабушкин В.У. Об антропологической модели понимания // Вопросы философии, 1986. N 9.
  2. Бёртон Дж.В. Конфликт и коммуникация. Использование контролируемой коммуникации в международных отношениях // Социально-гуманитарные знания, 1999. N 2.
  3. Гусев С.С., Тульчинский Г.Л. Проблема понимания в философии. - М., 1985.
  4. Долгоруков Ю.М. Развитие образования в условиях информатизации общества // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1999. N 4.
  5. Коршунов А.М., Мантатов В.В. Диалектика социального познания. - М., 1988.