В.А. Минаков
г. Горно-Алтайск

ПАТРИОТИЗМ КАК ФАКТОР ИНТЕГРАЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

"Обострение нужды и бедствий" подавляющего большинства россиян стало предметом многочисленных статей и политических выступлений, заполняющих информационное поле российской действительности. Если обратиться к фактам, то, по данным института социологии РАН, доходы 10 процентов наиболее обеспеченных семей в 12,8 раза выше, чем у 10 процентов наименее обеспеченных (в развитых странах такой разрыв не превышает 4-5 раз) [3, 80]. Таким образом, налицо глубокий раскол, более существенный, чем в западных странах, имеющих более чем столетний опыт капиталистического "загнивания". Возрождение капитализма в нашей вновь обновленной державе идет семимильными шагами, достойными темпов недавних пятилеток, но... по пути дифференциации доходов общества, в то время, как развитие экономики, как фактор менее существенный для 10 процентов преуспевающих граждан, происходит едва ли не с обратным знаком.

Вполне в духе марксовской детерменации экономикой общественного сознания поляризация общественной мысли в нашей стране достигла значительного накала. Смысловые узлы этой поляризации, при определенной степени абстрагирования, можно представить в виде продолжения традиций противостояния славянофильства и западничества. Современные западники под лозунгом деидеологизации, определяемой статьей 13 Конституции РФ, отстаивают идеи космополитического капитализма, принимая присущие ему черты индивидуализма, личного обогащения любым путем как должное. При этом всякая национальная самобытность должна быть отброшена в угоду абсолютному рационализму. Более того, "...иные наши деятели правого направления..., настаивая на целительности "наката" на страну, приписывают безразличие, опустошенность людей слабостям национального характера. Мол, таков уж этот русский национальный характер: нестоек, не обладает волей, упорством, легко "ломается". (Это, кстати, одна из характеристик нашего национального характера, появившаяся на Западе еще в XIX веке) [8, 17].

Ревнители национальной идеологии зачастую напрямую связывают ее с Русской Православной Церковью, идеализируют традиционные, патриархальные отношения. Так, например, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн в качестве одного из принципов национальной идеи рассматривает "признание самобытности пути нашего государственного строительства, отказ от неоправданных заимствований чужого (западного) опыта" [5, 110]. Самобытным государственным устройством, по всей вероятности, для России является самодержавие.

Клубок проблем, вокруг которых разворачиваются споры, связан с осмыслением сегодняшнего кризисного положения России, поиском путей не только экономического возрождения, но и возможностей духовного единения. Духовное единение многими учеными и политиками связывается с поиском национальной идеи.

Естественно, что этот поиск и его результат лежат в области идеологии. Разделяя области идеологии и социальной философии (последняя призвана стремиться к познанию безотносительно к интересам общественных групп) хотелось бы предпринять попытку занять беспристрастную позицию, найти какие-то объективные критерии в оценке суждений по обозначенным выше проблемам. Конечно, научная объективность подхода к такого рода области исследований может быть легко подвергнута критике, поскольку речь идет о ценностных ориентациях, а это сфера, с трудом доступная логическому анализу. Однако всякий исследователь должен озаботиться возможной предполагаемой проверкой правильности своих суждений, приближению к объективности знания.

Попытаемся воспользоваться методом моделирования. Пусть существует интегративная модель общества во всем многообразии и сложности связей. Поставим задачу исследовать ее на предмет перспектив развития, принимая во внимание, что огромный спектр параметров этой модели приведет к значительному вероятностному разбросу вариантов последующего развития. Предположим, что получен один из вариантов предполагаемого позитивного пути развития общества. При этом, очевидно, что все подобные пути можно было бы локализовать в определенных вероятностных рамках. Чем определяются эти рамки? В числе прочего -заранее принятыми условиями. Очевидным условием является сохранение целостности системы, если речь идет о позитивном развитии государства, и именно поэтому, например, продолжается длительный процесс восстановления конституционного порядка в Чечне, хотя его методы и пути - тема отдельного разговора. Другими условиями могут быть: минимализация социальной напряженности, сглаживание перепада в доходах и т.д.

Однако при всем при этом, если модель обладает устойчивостью в последующем развитии, она должна включать факторы согласованности, той или иной степени сплоченности, т.е. должна решаться проблема консенсуса индивидуальностей, групп. Эти факторы, например, в общем виде, по Э. Дюркгейму, определяются "специализацией, основанной на разделении труда, обеспечивающем безличную функциональную зависимость, усиливающую социальное единство" [6, 134]. Логично предположить, что фактором согласованности в сфере единения общественного самосознания будет интеграция интересов общественных групп, пусть значительно расходящихся, но не абсолютно противоположных, поскольку в существовании государства как целого заинтересованы все здравомыслящие его граждане (чего нельзя сказать о представителях иных систем, иных государств). Таким образом, может существовать некое объективное надиндивидуальное в системе ценностей, в силу объективации субьективных интересов социальных групп в результате интеграции по принципу общезначимости для государства как устойчивой целостности. Примерами подобных объективаций могут служить идеи "великой американской мечты" в США, "немецкого порядка" в Германии, традиционализма в Японии. Понятно, что рассуждения весьма схематичны но, по крайней мере, указывают на те условия, при которых высказываемые положения могут быть опровергнуты, т.е. работает принцип фальсифицируемости К. Поппера. Однако, если явственно рознящиеся с интересами большинства общественных групп идеи почти "лежат на поверхности" - сепаратизм, национализм, то степень общей интегрированности интересов оценить довольно трудно. Путь к истине не на уровне идеальной модели, а в реальной жизни, идет методом споров, проб и ошибок.

В настоящее время в России нет четко очерченной идеи общенационального масштаба, которая способствовала бы монолитности общественного сознания в вопросах государственности. Одной из первых попыток сформулировать ее предприняли коммунисты перед выборами Президента в 1996 году в виде предельно общей формулы "Россия, Родина, Народ". Вариаций подобных формул может быть значительное количество. Предлагаемые сегодня идеи включают понятия: отечество, державность, просвещенность, общинность, духовная наполненность, историческая преемственность, патриотизм и т.д. Возможно, поиск ее следует начать с отбора понятий, обладающих наибольшей интегрирующей силой самосознания и самой национальной идеи, если рассматривать ее как систему. В таком случае наиболее общим качеством, включенным явно или неявно во все предлагаемые формулы национальных идей, будет патриотизм. "Патриотизм - одна из мощных скреп любой социальной организации, с разложения которой (самопроизвольного или искусственного) начинается ее гибель" [1, 174]. Конечно, нужно определиться с содержанием этого понятия, не всегда однозначно трактуемого в литературе. Так, П. Милюков приводит пример оттенков патриотизма: "Патриотизм есть расширенный эгоизм, по определению целого ряда писателей. В этом заключается и его оправдание и его естественные границы. Это эгоизм расширенный, перенесенный с отдельной личности на целую группу. В этом смысле патриотизм представляет известный простор для развития чувств альтруизма, самопожертвования, хотя сам по себе он вовсе не тождествен с этими чувствами. Будучи все-таки расширенным эгоизмом, эгоизмом группы, он ставит развитие моральных чувств в известные рамки, и прежде всего совершенно оказывается неспособным узнать самого себя в своем сопернике, в патриотизме другой соперничающей группы. То же самое, что в своем "патриотизме" считается дозволительным и похвальным, - в патриотизме наших соседей вызывает подчас наше резкое осуждение. И таким образом, национальная мораль, ничем не просветленная и не ограниченная, может легко выродиться в проповедь человеконенавистничества, порабощения и истребления. Сколько исторических злодеяний прикрыто от морального обсуждения вывеской подобного "патриотизма"!" [7, 41].

Толковый словарь под редакцией Л.Я. Дятченко определяет патриотизм как "чувство привязанности к стране рождения или проживания, выражающееся в готовности созидать и жертвовать личным благом для общественной пользы" [4, 110]. Сходную трактовку понятия дает И. Волков: "Российский патриотизм - это патриотизм людей всех национальностей, проживающих на территории РФ, это любовь к Российскому государству как единой Родине для населяющих его народов, это гордость за принадлежность к этому государству, ответственность за его настоящее и будущее" [2, 16].

В общем виде патриотизм, следовательно, - любовь к Отечеству. Однако не просто слепая любовь, а приятие вполне конкретного образа этого Отечества, с его историей, традициями, культурой. Важным структурным элементом патриотизма являются духовно-идеологические ценности, на которых он базируется, и именно система этих ценностей будет тем интегрирующим фактором, на котором основывается патриотизм, национальная идея, национальное самосознание. В решении вопроса выбора ценностей легко поддаться следующей логике рассуждения: русские составляют свыше 80 процентов населения России; это государствообразующий народ страны, история русского народа - история России, следовательно, русский патриотизм и русская идея обладают наибольшей объединяющей силой. Кроме того, в настоящее время проявляются результаты реакции на форсированный набор суверенитета национальными окраинами в недавнем прошлом, в результате которого русские там были низведены до уровня людей низшего сорта. Властная элита, почти целиком скомплектованная из представителей "титульной" нации, хотя таковая составляет нередко менее половины населения, проводила политику руководства, которую можно с полным правом назвать этнократической. Крайние формы преследование русских приняло в Чечне. Исконное казачье население в станицах по Тереку и Сунже, равно как городское население Грозного и нефтепромыслов, либо уничтожено, либо вынуждено под угрозой смерти покинуть свои жилища и выехать за пределы Ичкерии. Из 400 тысяч русских осталось не более 50 тысяч, они лишены всех прав и влачат жалкое существование.

Реакцией на сложившуюся ситуацию стало то, что "маятник качнулся в обратную сторону" и защита интересов русского населения подчас перерастает в шовинистические лозунги и действия экстремистских организаций. Как известно, "крайности сходятся". Россия, после распада СССР, остается многонациональной державой, и интеграция интересов, о которой говорилось выше, невозможна без учета всех составляющих.

Схематично структура патриотизма как системно-комплексного качества могла бы выглядеть следующим образом:

Основное стержневое звено Российского патриотизма составляет русский национальный патриотизм на основе ценностей православия и русской соборности. Чтобы выявить связующие нити между стержневым патриотизмом и патриотизмом "младших братьев", достаточно вспомнить героические страницы истории Отечества, когда в едином строю сражались все многочисленные народы России. Конечно, отбор ценностей, облечение в выверенную общую формулу - задача, над которой работают и ученые и политики современности.

Однако можно предположить, что наиболее перспективным в этом плане будет направление, далекое от крайностей космополитизма и шовинизма - направление синтеза и интеграции.


  1. Большой энциклопедический словарь. - М., 1991. Т. 2.
  2. Волков И. Не быть иностранцами в своем Отечестве. - Ориентир, 1998. N 3.
  3. Голенкова З.Т. Динамика социоструктурной трансформации в России. - СОЦИС, 1998. N 10.
  4. Дятченко Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. - Белгород, 1993.
  5. Иоанн, Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Одоление смуты. Слово к русскому народу. - СПб. 1995.
  6. Капитонов Э.А. Социология XX века. История и технология. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.
  7. Милюков П.Н. Что это такое - патриотизм? - Новое время, 1991. N 9.
  8. Олещук Ю. Патриотизм против комплексов. - Свободная мысль - XXI, 2001. N 10.