Л.В. Денисова
г. Омск

СОВРЕМЕННОЕ МИФОТВОРЧЕСТВО В СИБИРИ

В истории человечества сложились определенные типы мировоззрения, которые, появляясь в далекой древности, составляют и в наше время своеобразную канву мировоззрения. К историческим типам мировоззрения относят мифологию - древнейшую, но не исчезающую объяснительную конструкцию мира и человеческой жизни.

В современной жизни миф востребован с той же интенсивностью, что и в древние времена. Это определяется тем, что миф сочетает в себе "внешнюю конкретизированность и внутреннюю неоднозначность, позволяющую человеку интерпретировать ее наиболее приемлемым для себя образом при убежденности в полной аутентичности" [1, 87]. Охватывая различные сферы жизни - политику, искусство, религию - миф "царствует" в сфере обыденного сознания. Выступая ответом на вопросы "что?", "где?", "когда?", миф образует законченную картину реальности, компенсирующую недостаток знания, снимает ощущение неудовлетворенности его неполнотой.

Примером развития современной мифологии выступают поиски неизвестных доныне священных мест, затерянных в глухих уголках сибирского региона. То там, то тут возникают предания о целебных и обладающих чудодейственной силой водоемах, следах исчезнувших высокоразвитых цивилизациях, основанных пришельцами из далеких галактик, либо просто о том, что в грядущих катастрофах уцелеют исключительно жители Сибири. В этом ряду не последнее место занимает и миф о "Сибирском Китеж-граде", расположенном в Муромцевском районе Омской области [3].

Структура этого мифа отвечает параметрам, выделенным М. Элиаде [4, 23-24].

Во-первых, здесь просматривается "история подвигов сверхъестественных существ", роль которых выполняют пришельцы с планеты Сатра. В мифе причудливым образом переплетаются рассказы о видениях местных жителей деревни Окунево и свидетельства ясновидящих. Общая идея такова: пришельцы стали основателями арийской цивилизации в древности, но они появляются здесь и в наше время, а некоторые из них до сих пор живут в Индии (святой Саи Баба, который рассказал о затерянном в сибирских лесах культовом сооружении арийцев. Видимо, если бы он не был пришельцем, то откуда ему знать о существовании храма).

Отчетливо выделяется второй компонент мифа: описываемые события имеют отношение к "созданию", т.е. "составляют парадигму всем значительным актам человеческого поведения". Это проявляется в том, что когда-то на месте забытой в сибирских лесах деревеньки стоял фантастический храм, который и сейчас покоится под землей (потому что по неизвестным причинам он погрузился в толщу земли подобно ушедшему в воды Китежу). Это "храм Ханумана - бога и царя обезьян", который, согласно мифу, является еще и обсерваторией, и "хранилищем чудесного Кристалла", который служит, видимо, средством связи с неземными цивилизациями.

Третий, выделенный М. Элиаде структурный компонент всякого мифа заключается в том, что он "представляется как абсолютно истинное (так как оно относится к реальному миру) и как сакральное (ибо является результатом творческой деятельности сверхъестественных существ)". В нашем случае аргументами в доказывании истинности мифа служат: рассказы местных жителей о странных видениях на берегу речки Тары, но - главное - свидетельства ясновидящей Ольги Гурбанович, с которой беседовал М. Речкин.

Наконец, в-четвертых, "миф проживается аудиторией". В нашем случае М. Речкин и его сподвижники организуют экспедиции с целью поиска затерянного храма, чудесных озер (три из необходимых по сюжету мифа пяти озер уже обнаружены теми, кто поддерживает миф).

Таким образом, рождается миф о существовании "канала связи с Космосом", расположенном в Сибири. Это - своеобразная мифологизация заповедных мест, затерянных в провинциальной глубинке. Закономерно, что "окуневский миф" является далеко не единственным. Появляются сообщения о развитии аналогичной мифологии на Алтае, в Красноярском крае и т.д.

Миф является коллективной формой сознания. Его жизнеспособность обусловлена ответом на потребности современной жизни. Среди многих потребностей, которым вообще удовлетворяют мифы в нашем случае можно выделить потребность участия в мировых событиях на правах равноправного партнера. Благодаря мифу "человек воспринимает себя в мире как силу, которая адекватно взаимодействует с другими силами. Следствием является отсутствие для мифологически мыслящего человека осознаваемых пределов своей деятельности" [2, 84]. Учитывая современное развитие СМИ и компьютерных сетей, скорость распространения современных мифов чрезвычайно высока, в орбиту их восприятия втягиваются люди из разных регионов страны и даже мира. Так, в последние годы "окуневские достопримечательности" (которые тоже остаются мифом) посещают жители не столько Омска, сколько столиц, Екатеринбурга, а также жители ближнего и дальнего зарубежья. А поскольку "логика мифа - это логика желания" (Я.Э. Голосовкер), то они находят в Окуневе все, что заказывает сюжетная канва мифа.


  1. Мартишина Н.И. Наука и паранаука в духовной жизни современного человека. - Омск, 1997.
  2. Мартишина Н.И. Указ. соч.
  3. Речкин М. Сибирский Китеж-град // Наука и религия. 1998. N 9-10.
  4. Элиаде М. Аспекты мифа. - М., 2000.